Как читать картины Фриды Кало
Темы
Всю жизнь Фрида исследовала свою идентичность и всегда определяла себя через противоположности. Часто мы видим её буквально раздвоенной на картинах или разрывающейся между двумя ипостасями. Мужчина или женщина? Мексиканка или европейка? История или современность? Душа или тело? С Диего или без него?
Двойственность
Диего — один из главных героев творчества Фриды. Его фигуры может и не быть в пространстве работы, но незримо он присутствует почти всегда: на картине могут оказаться его костюм, портрет в медальоне, шляпа и черты в лице незнакомца. Любви к Диего и страданиям от разрыва с ним посвящено огромное количество работ.
Диего
Фрида всю жизнь чувствовала связь с предками, латиноамериканской культурой, родом и доколумбовыми богами. Кажется, они были всегда, может быть даже до самой жизни. Фрида воспринимала себя их посланником, и в то же время эта связь давала ей силы и самой быть хранительницей мексиканской культуры и своих близких, транслировать энергию предков и местных богов миру. Быть медиумом и хранить Диего — одна из важнейших ролей, которую принимала на себя художница.
Связь с предками
Фрида недвусмысленно намекает на свои политические взгляды, в её работах появляются символы социализма и марксизма. Например, серп и молот. Некоторые работы напрямую посвящены Марксу, Троцкому и Сталину.
Марксизм
Из-за аварии Фриде было не суждено стать матерью, хотя это было её страстным желанием. Сначала тема материнства воплощалась на её картинах до крайности физиологично, но со временем приобрела более метафизические черты. Хотя Фрида не могла дать жизнь ребенку, но она могла стать матерью обезьянкам и попугаям, цветам и травам.
Материнство
С 1925 года боль стала лейтмотивом картин Фриды. В этот год художница попала в аварию и на всю жизнь оказалась закована в корсеты, которые поддерживали её позвоночник. Вонзённые в тело стрелы и гвозди на картине «Сломанная колонна» — знак постоянной нестерпимой боли, от которой нет спасения. Из-за боли на автопортретах Фриды из глаз льются слёзы — всё чаще на поздних работах. Они показывают ухудшение её физического и эмоционального состояния.
Боль
В живописи Фриды главное — не стиль и манера, а символы и сюжеты. Они проходят через все её творчество и отражают все её печали и радости. Через них можно проследить эволюцию Фриды как личности и как художницы.
Сломанная колонна, 1944
Автопортрет с обезъянками, 1943
Марксизм подарит больным здоровье, 1954
Любовные объятия Вселенной, 1949
Портрет Диего Риверы, 1931
Дерево надежды, стой прямо!, 1946
Символы
Фрида прекрасно знает, что этот символ понятен всем культурам — дохристианским и христианским, восточным и западным. Белый голубь — символ надежды и мира, чистоты, силы и прощения, светлый посланник высших сил.
Белый голубь
На автопортретах Фриды из её глаз часто текут слёзы. Лицо художницы при этом остаётся бесстрастным, а слёзы на щеках передают крайнюю степень боли и отчаяния — то же самое мы видим у мексиканских Мадонн.
Слёзы
Этот символ чаще встречается в поздних образах Фриды. В нём можно прочитать усталость и даже некоторую безысходность. Ухудшение физического состояния не могло не сказаться на внешнем образе Фриды. Ей всё сложнее поддерживать свой игривый образ, воспроизводить многослойный костюм и сложные причёски, украшенные лентами и цветами.
Распущенные волосы
Изображение на лбу в том месте, где обычно рисуют третий глаз — это мысли художницы. Этот глаз передаёт её переживания здесь и сейчас: вначале мысли о Диего, а затем и о смерти. При этом и у самого Диего Риверы на картинах Фриды тоже есть третий глаз — Фрида показывает, что он великий художник, который обладает особым видением и которого можно считать пророком.
Третий глаз
Дети в работах Фриды чаще всего ассоциируются со смертью. На картинах они появляются либо мёртвыми, либо в посмертных масках. Фрида не смогла стать матерью и пережить опыт материнства, а выкидыши сформировали в её сознании стойкую ассоциацию: дети — это смерть.
Ребёнок
Сросшиеся брови становятся отличительным символом художницы. Это её визитная карточка, и Фрида подчеркивает её в работах. У зрителя благодаря этой отличительной черте не возникает сомнений, что женщина со сросшимися бровями на картине — это именно она, Фрида Кало.
Сросшиеся брови
Творчество Фриды символично — она предпочитает изображать не события и эмоции, а знаки. Поэтому искусство художницы можно считывать буквально: если сердце обнажено, значит, оно болит; если на щеке слеза, значит, героиня в отчаянии. Но есть символы, которые кочуют из одной работы в другую и создают «вселенную» Фриды Кало.
Автопортрет с кудрявыми волосами, 1935
Девочка с маской смерти, 1938
Думая о смерти, 1943
Автопортрет с распущенными волосами, 1947
Автопортрет, 1948
Фрида и Диего, 1938
Солнце не принадлежит ни к одной религии. Оно вечно, оно выше добра и зла, ему безразличны хорошие и плохие поступки людей. Солнце — это высший разум и высшая сущность. Оно даёт жизнь и наблюдает смерть. Жизнь без него невозможна, но оно к ней безразлично.
Солнце
Корни, листья, ростки — неотъемлемая часть образов Фриды. Она воспринимает мир в единстве жизни и смерти, человека и природы. Поэтому человек, в том числе и она сама, у художницы часто пускает корни или прорастает новыми побегами. Так и каждый из нас однажды даст жизнь чему-то новому.
Ростки
Эти традиционные платья — знак принадлежности Фриды к мексиканской культуре. В реальности она носила платье, похожее на висящее справа: с коричневым топом и зелёной юбкой. Иногда оно может появляться в работах Фриды и без своей владелицы, в таком случае оно символизирует художницу.
Платье
На многих работах Фриды появляются свитки и ленты с подписями — названием картины или подробным объяснением, чему эта работа посвящена. Этот приём художница перенимает из традиционных мексиканских алтарных образов — ретабло, на которых происходящее было принято пояснять текстом.
Лента с надписью
Портрет моего отца, 1952
Память, 1937
Портрет Лютера Бёрбанка, 1931
Солнце и жизнь, 1947