Сохранить
Какие символы использовал в своих работах Шагал и что они значат
Зелёные коровы
и летающие лошади
До сих пор никто не может сказать точно, что означают символы на картинах Шагала. Всю сложность этой задачи понимал и сам мастер. «Глядя на их радостные лица, я был уверен, что они меня понимают. Ну а начальство, комиссары, были, кажется, не так довольны. Почему, скажите на милость, корова зелёная, а лошадь летит по небу?», — рассказывал Шагал.

В этой памятке собрали несколько самых популярных символов с картин Шагала и варианты их интерпретации. Они помогут увидеть в работах художника отсылки к его детству и еврейской культуре.
Иллюстрации к «Мёртвым душам». 1948
Невеста с веером. 1911
Иерусалимские витражи. 1950-е
Четыре сезона. 1974
Скрипач радость, музыка, празднество
Невеста
любовь, меланхолия
Распятый Христос
трагедия, мученичество
Беременная девушка
любовь, цикличность жизни
Люди
Изображение людей на картинах Шагала постепенно теряло портретное сходство, люди становились символами. Часто художник использовал их как собирательный образ любви, грусти и ностальгии.
Образ скрипача — это, с одной стороны, воспоминания о детстве Шагала. Художник вспоминал, что в Витебске рядом с ним жил скрипач. Его творчество так вдохновляло Шагала, что в какой-то момент он тоже захотел научиться играть на скрипке.

С другой стороны, скрипка и скрипач — это заимствование из еврейской культуры. Скрипачи часто играли на свадьбах и других европейских празднествах. Кроме того, на картинах образ скрипки или скрипача появляется, чтобы придать сцене музыкальную звучность и передать радость момента.
Образ невесты у Шагала тесно связан с его первой женой Беллой, к которой он очень трепетно относился: «Хотя она была уже почти моя невеста, я всё боялся подойти, коснуться, потрогать это сокровище», — вспоминал художник.

В ранних картинах Шагала изображение невесты обычно напрямую отсылало к Белле. После смерти Беллы образ стал сложнее и превратился в символ утраченной любви и тоски Шагала по возлюбленной.
Шагал, хотя и был евреем, часто изображал распятого Христа. Для него это был очень близкий герой, но символизировал Христос не жертву христианства, а мученичество еврейского народа.

Распятия начинали всё чаще появляться в картинах Шагала в 1930-е, когда положение евреев в Европе резко ухудшилось. Шагал надевал на Христа одежды хасида (хасидизм — одно из течений иудаизма) и тем самым проводил параллель между его мученичеством и жизнью современного еврея.
Беременность для Шагала — это символ жизни и любви матери к ребёнку. Через этот образ художник развивает тему любви, а главным здесь становится изображение ребёнка. Именно поэтому на картинах Шагала часто можно увидеть не просто округлый живот девушки, а даже ребёнка, который должен скоро родиться.
Петух. 1928
Корова с зонтиком. 1946
Красная лошадь. 1938
Летающая рыба. 1956
Петух плодородие, радость, стражник между мирами
Корова
сила, жизнь
Лошадь
свобода, сила
Рыба воспоминания об отце и Витебске
Животные
Шагал редко объяснял, что в его работах означают образы животных. О скрытых смыслах мы можем догадываться только по контексту.
Образ скрипача — это, с одной стороны, воспоминания о детстве Шагала. Художник вспоминал, что в Витебске рядом с ним жил скрипач. Его творчество так вдохновляло Шагала, что в какой-то момент он тоже захотел научиться играть на скрипке.

С другой стороны, скрипка и скрипач — это заимствование из еврейской культуры. Скрипачи часто играли на свадьбах и других европейских празднествах. Кроме того, на картинах образ скрипки или скрипача появляется, чтобы придать сцене музыкальную звучность и передать радость момента.
Образ невесты у Шагала тесно связан с его первой женой Беллой, к которой он очень трепетно относился: «Хотя она была уже почти моя невеста, я всё боялся подойти, коснуться, потрогать это сокровище», — вспоминал художник.

В ранних картинах Шагала изображение невесты обычно напрямую отсылало к Белле. После смерти Беллы образ стал сложнее и превратился в символ утраченной любви и тоски Шагала по возлюбленной.
Шагал, хотя и был евреем, часто изображал распятого Христа. Для него это был очень близкий герой, но символизировал Христос не жертву христианства, а мученичество еврейского народа.

Распятия начинали всё чаще появляться в картинах Шагала в 1930-е, когда положение евреев в Европе резко ухудшилось. Шагал надевал на Христа одежды хасида (хасидизм — одно из течений иудаизма) и тем самым проводил параллель между его мученичеством и жизнью современного еврея.
Беременность для Шагала — это символ жизни и любви матери к ребёнку. Через этот образ художник развивает тему любви, а главным здесь становится изображение ребёнка. Именно поэтому на картинах Шагала часто можно увидеть не просто округлый живот девушки, а даже ребёнка, который должен скоро родиться.
Окно в деревне. 1915
Дерево жизни. 1948
Пять свечей (фрагмент). 1953
Время — река без берегов. 1930–1939
Окно
свобода, воспоминания
Дерево
жизнь, наследие
Свечи
еврейство, надежда
Часы
ностальгия, течение жизни
Предметы
Предметный мир Шагала — это мир обычных вещей, которые Шагал наделяет глубоким символическим содержанием.
Если читать автобиографию Шагала, можно подумать, что всю свою жизнь художник смотрит из окна — то в доме в Витебске, то в синагоге, то в Париже. «Я лежу меж двух миров и смотрю в окно», — говорил художник.

Окно позволяло Шагалу не только смотреть на мир вокруг, но и вспоминать о своём детстве, а также перемещаться между мирами — из Витебска в Париж и обратно.
Дерево — символ жизни и наследования. Шагал ассоциировал этот образ с Древом Иессеева, на котором в иконографии изображают родословную Христа. В еврейской традиции семья и корни очень важны. Поэтому Шагал часто изображал свою семью на деревьях.
Свечи, подсвечники и семисвечники как будто бы освещают картины Шагала изнутри. Для художника это образ из еврейской истории, который олицетворяет надежду на лучшее будущее народа. Шагал помещал свечи и подсвечники не в центре картины, а чуть сбоку, «на полях». При таком расположении эти предметы ненавязчиво напоминают зрителю о еврейских корнях художника.
Настенные и напольные часы — это образ ускользающего времени. Художник очень чутко следил за ходом времени и тем, как менялся при этом мир вокруг него. «Пусть себе время идёт, пусть тянется!», — говорил Шагал. На его картинах часы часто дополняют другие образы и усиливают чувство ностальгии и меланхолии.